February 5th, 2020

ЭШАФОТ ДЛЯ ФРИДЫ

Эрих Мария Ремарк не был евреем. Но его антивоенные романы сильно бесили Гитлера. В итоге нацисты объявили Ремарка «французским евреем Крамером», схватили его сестру и отрубили ей голову.



Ненависть фашистов к Ремарку родилась в 1929 году – тогда вышел его антивоенный роман «На Западном фронте без перемен», признанный одной из лучших книг о Первой мировой войне. Ремарк, призванный в армию со школьной скамьи, прочувствовал и описал войну без героического пафоса, зато с болью и страданиями.

Там были не только бои и сражения, но и загубленные жизни, искалеченные судьбы, внутренние переживания, падение веры и идеалов.

«Вернулось с войны не более половины ушедших, – вспоминал Ремарк. – Те, кто выжил, по сей день не пришли в себя. Я тоже ­­– живой покойник». Похожие слова автор вынес и в предисловие романа: «Эта книга не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал её жертвой, даже если спасся от снарядов». Фашистами подобные откровения воспринимались как слабость, ведущая к пораженческим настроениям – а на них настоящий ариец не имеет права. Ремарк был провозглашен предателем родины.

Эрих Пауль Ремарк родился в немецком Оснабрюке в семье владельца небольшой переплетной мастерской. С детства Ремарк был увлечен живописью и музыкой, играл на пианино и органе. Всерьез задумываясь о музыкальной карьере и без устали оттачивая мастерство, к 17 годам он уже сам давал частные уроки музыки. Незадолго до начала Первой мировой войны Ремарк успешно сдал экзамены в королевскую семинарию Оснабрюка, но уже через год его призвали в армию.

Полученные в боях ранения, одно их которых сильно повредило руку, прервали его музыкальную карьеру. В госпитале он узнал, что умерла его мать Анна-Мария – в честь нее Ремарк позже и сменил свое имя с Эрих Пауля, на Эрих Мария Ремарк. Впрочем, Ремарк, вернувшийся с войны и награжденный Железным крестом первой степени, и без того был уже совершенно другим человеком – убежденным пацифистом.

Несколько лет Ремарк искал себя во всевозможных сферах – был бухгалтером, давал уроки игры на пианино, торговал, работал в бюро по производству могильных памятников, сидел без работы и жил в цыганском таборе. Позже он написал об этом в «Черном обелиске». Первое же его произведение – «Приют грез» – было опубликовано в 1920 году. Однако серьезно заняться писательской деятельностью Ремарк решил только в 1926-м, когда опубликованные им романы «Женщина с золотыми глазами» и «Из юношеских времен» неожиданно для него самого были тепло встречены читателями, да еще и сопровождались похвалой критиков.

Следующий роман – «На Западном фронте без перемен» – и вовсе принес Ремарку ошеломляющий успех. Книга, написанная всего за шесть недель, только за первый год разошлась в Германии тиражом в полтора миллиона экземпляров. И это при том, что долгое время Ремарк обивал пороги издательств, получая лишь отказы – ввиду «неактуальности темы». Даже то издательство, которое взялось за печать романа, мало надеялось на успех и сразу же оговорило в договоре сумму возмещения ущерба: Ремарк должен был отработать ее как журналист в случае, если затраты на книгу не оправдались бы.

Едва отрывки романа стали выходить в газете издателя, ее тираж тут же увеличился в несколько раз, а число предварительных заказов на книгу уже в первую неделю составляло более 30 тысяч. Вышедшая в продажу 29 января 1929 года, книга стала самой продаваемой в Германии за всю историю. Переведенная на 26 языков, она тут же стала бестселлером. Вслед за этим американская кинокомпания Universal Pictures купила у Ремарка права на экранизацию. Одноименный фильм, производство которого закончили уже весной 1930 года, после премьеры в США привезли показывать в Берлин.

Тем временем на Ремарка не прекращались нападки со стороны членов НСДАП. Антивоенная направленность романа, повествующего о бессмысленности и бесчеловечности войны, совсем не вписывалась в пропагандируемые фашистами идеи. Набиравший силу Гитлер объявил писателя французским евреем Крамером и поручил будущему министру пропаганды Третьего рейха Йозефу Геббельсу сорвать показ фильма.

К вечеру 5 декабря 1930 года к кинотеатру, где была намечена премьера фильма, прибыло порядка 200 штурмовиков. Они выкрикивали антисемитские лозунги и нападали на зрителей, имевших, на их взгляд, еврейскую внешность. Вскоре в окружении нескольких нацистских депутатов появился и Геббельс, вошедший в зал. Вслед за ним на балкон зала, где демонстрировался фильм, прошли и все штурмовики, заранее обеспеченные билетами. Едва на экране появились первые кадры, в зрителей с балкона полетели дымовые шашки. Все выбежали из зала, показ был сорван.

Торжествующая толпа коричневорубашечников, продолжая выкрикивать антиеврейские лозунги, победоносно вышла из кинотеатра. Так продолжалось пять вечеров подряд. Геббельс писал в своем дневнике: «Вечером в кино. Уже через 10 минут начинается сумасшедший дом. Полиция бессильна. Разъяренные толпы накидываются на евреев… Снаружи атакуют кассы. Звенят оконные стекла. Тысячи людей наслаждаются этим спектаклем. Демонстрация фильма отменена и следующая тоже. Мы выиграли».

Впрочем, полиция все-таки запретила в связи с этим любые демонстрации нацистов в Берлине. Но президент страны Пауль фон Гинденбург, тем не менее, официально запретил к показу фильм, «оскорбляющий чувства ветеранов войны». «За низкое эстетическое качество» – гласил окончательный вердикт комитета цензуры при министерстве иностранных дел Германии. Нацисты праздновали очередную из своих побед.

После прихода Гитлера к власти книги Ремарка были сожжены одними из первых. «В 1933 году я был символически сожжен вместе со всеми моими книгами», – вспоминал Ремарк. В 1938 году на немецком языке вышел очередной роман Ремарка «Три товарища». В том же году Эриха Марию Ремарка лишили германского гражданства. Решение показательного суда гласило: «При поддержке еврейской прессы он самыми мерзкими средствами оскорблял память павших на мировой войне, и уже поэтому должен быть исключен из германского народного сообщества». В 40-м Ремарк, до того живший в Швейцарии, переехал в США.

Не в силах добраться до писателя, фашисты решили отыграться на его родственниках. В 1943-м гестапо – за «возмутительно лживую пропаганду в пользу врага» и «подрыв обороноспособности страны» – арестовало его младшую сестру Эльфриду Шольц, оставшуюся в Германии. Председатель так называемого народного трибунала обратился к Эльфриде со словами: «Ваш брат ускользнул от нас. Но вы от нас никуда не денетесь». И приговорил ее к казни на гильотине.

Ее прощальное письмо старшей сестре было написано 4 декабря 1943 года: «Я в Плётцензее. И сегодня пополудни, в час, меня больше не будет». О ее гибели Ремарк узнал уже после окончания войны, посвятив Эльфриде роман «Искра жизни», опубликованный в 1952 году. В том же году он впервые после отъезда и последний раз в своей жизни побывал в Германии. Главной целью той поездки Ремарка в Берлин было посещение тюрьмы Плётцензее, где нацисты отрубили голову его сестре. В честь его приезда в Западном Берлине состоялся показ фильма «На Западном фронте без перемен», с которого и начиналась вся эта история.

Алексей Викторов: https://jewish.ru/ru/people/culture/188617/

Все эти события весьма напоминают те националистические шествия, которые происходят на Украине: непримиримость, дымовые шашки, разгромы. Очевидно, что это движение взращивают с целью направить на Россию. Посмотрите, с каким усердием стараются нейтрализовать Россию, чтобы дать этому движению благоприятный рост. Очевидно, что власть Украины работает под диктовку этих людей.
Возможен переломный момент, когда Россию спровоцируют на жесткие действия для защиты своих национальных интересов, что приведет к переломно негативному отношению общественного сознания Украины по отношению к России и, соответственно, расцвету агрессивного по отношению к России национализма. Уже в следующем поколении это может быть реализовано.
Есть такое изречение: "беременность не рассосется", так и с националистическим движением на Украине на это надежды мало.

Человек который смотрит на мир духовным взглядом понимает, что за этим явлением стоит разрушительная сверхъестественная сила.
Но, кто считает, что Россия уже достаточно претерпела за свою историю, кто понимает, что "хватит", пусть обратится за помощью к той силе, которая способно покорить себе все: к Божьей Силе.
Не будем беспечными: "не рассосется" само. Будем просить Бога и за свою жизнь и судьбу; за близких своих; за страну и власти страны, чтобы проводить нам жизнь "тихую и безмятежную".

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

ЦАРЬ МИРА

Распахнем двери сердца нашего, пусть откроется душа для правды, и войдет в нее Царь Мира, принявший Славу!
Кто этот Царь, принявший Славу? Он Спаситель крепкий и сильный, Мессия Иисус, несущий людям Спасение – Он принял славу.
Пусть народы и племена распахнут ворота перед Ним; Он несет миру Божие Благословение. Он Царь, принявший славу.
(по Псалтирь 23:1-10, пересказ)

БОГ БЛИЗКО

Милость Божья и Спасение Божье близки для каждого. Способность принять Божье Спасение и благословение определяется верой в Бога и Божье могущество. Но вера есть хоть и неимоверной силы способность, однако и весьма нежна и хрупка. Она не может быть инициирована волей или разумом, но, как написано: "Праведный верою жив будет..." Праведность же не предполагает некие экстравагантные действия, как многие предполагают: скудно питаться, ходить в рубище, жить в землянке... Не требует подобных "подвигов" Всевышний от людей, но учит, живя в мире, почитать Бога, доверяя Его Слову и поступать искренне почтительно с людьми. С таковыми Всевышний рядом, Он не оставит, сохранит и благословит.

БОГ ВЕДАЕТ

Бог направит искреннего на правый путь, а подчинившийся неправде, не увидит блага.

Господь знает мысли человеческие, что они суетны. Блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи, и наставляешь законом Твоим, чтобы дать ему покой в бедственные дни, доколе нечестивому выроется яма!
Псалтирь 93:11‭-‬13

В БОГЕ СПАСЕНИЕ

В Боге защита, Он - скала спасения:

Если бы не Господь был мне помощником, вскоре вселилась бы душа моя в страну молчания. Когда я говорил: «колеблется нога моя», — милость Твоя, Господи, поддерживала меня. При умножении скорбей моих в сердце моем, утешения Твои услаждают душу мою.
Псалтирь 93:17‭-‬19

НЕЖДАННОЕ ИЗБАВЛЕНИЕ

После того собрал Венадад, царь Сирийский, все войско свое и выступил, и осадил Самарию, столицу Израиля.
Тогда был большой голод в Самарии, когда они осадили ее, так что ослиная голова продавалась по восьмидесяти сиклей серебра (ок. 1 кг.), и четвертая часть каба голубиного помета (меньше 1 литра) — по пяти сиклей серебра (ок. 60 гр.)...

Царь проходил по стене, и народ видел, что вретище (грубая одежда) на самом теле его.
И сказал царь: пусть то и то сделает мне Бог, и еще более сделает, если останется голова пророка Елисея, на нем сегодня (он винил его в голоде).
Елисей же сидел в своем доме, и старцы сидели у него. И послал царь человека от себя. И вот посланный приходит к нему, и сказал: вот какое бедствие от Господа! чего мне впредь ждать от Господа?
И сказал Елисей: выслушайте слово Господне: так говорит Господь: завтра в это время мера муки лучшей (ок. 6 кг.) будет по сиклю (12 гр. серебра) и две меры ячменя по сиклю у ворот Самарии.
И отвечал сановник, на руку которого царь опирался (также пришедший к Елисею) : если бы Господь и открыл окна на небе, и тогда может ли это быть? И сказал Елисей: вот, увидишь глазами твоими, но есть этого не будешь.

И было, что четыре человека прокаженных находились при входе в ворота, и говорили они друг другу: что нам сидеть здесь, ожидая смерти?
Если решиться нам пойти в город, то в городе голод, и мы там умрем; если же сидеть здесь, то также умрем. Пойдем лучше в стан Сирийский. Если оставят нас в живых, будем жить, а если умертвят, умрем.
И встали они в сумерки, чтобы пойти в стан Сирийский. И пришли к краю стана Сирийского, и вот, нет там ни одного человека.
Господь сделал то, что стану Сирийскому послышался стук колесниц и ржание коней, шум войска большого. И сказали они друг другу: верно, нанял против нас царь Израильский царей Хеттейских и Египетских, чтобы пойти на нас.
И встало войско Сирийское и побежали они в сумерки, оставив шатры свои, и коней своих, и ослов своих, весь стан, как он был, и побежали, спасая себя.
И пришли те прокаженные к краю стана, и вошли в один шатер, и ели и пили, и взяли оттуда серебро, и золото, и одежды, и пошли и спрятали. Пошли еще в другой шатер, и там взяли, и пошли и спрятали.
И сказали друг другу: не так мы делаем. День этот — день радостной вести, если мы замедлим и будем дожидаться утреннего света, то падет на нас вина. Пойдем же и уведомим дом царский.
И пришли они, и позвали привратников городских, и рассказали им, говоря: мы ходили в стан Сирийский, и вот, нет там ни человека, ни голоса человеческого, а только кони привязанные, и ослы привязанные, и шатры, как быть им.
Тогда позвали привратников, и они передали весть в самый дворец царский.

И встал царь ночью, и сказал слугам своим: скажу вам, что делают с нами Сирияне. Они знают, что мы терпим голод, и вышли из стана, чтобы спрятаться в поле, думая так: «когда они выйдут из города, мы захватим их живыми и вторгнемся в город».
И отвечал один из служащих при нем, и сказал: пусть возьмут пять из оставшихся коней, которые в городе, и пошлем, и посмотрим.
Взяли две пары коней, запряженных в колесницы. И послал их царь вслед Сирийского войска, сказав: пойдите, посмотрите.
И ехали за ним до реки Иордана, и вот, вся дорога устлана одеждами и вещами, которые побросали Сирияне при торопливом побеге своем. И возвратились посланные, и донесли царю, что видели.
Тогда вышел народ, и разграбил стан Сирийский, и была мера муки лучшей по сиклю, и две меры ячменя по сиклю, по слову Господню.

Царь поставил того сановника, на руку которого опирался (того который усомнился в словах Елисея), у ворот ; и растоптал его народ в воротах, и он умер, как сказал Елисей, человек Божий, (когда он усомнился в его словах).
(Четвёртая книга Царств 6:1-33 и 7:1-20, пересказ)