liqht_in_mind (liqht_in_mind) wrote,
liqht_in_mind
liqht_in_mind

Categories:

КНИГА ДЕЯНИЙ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ, пересказ 10 ч.

31. ПЕРЕД СИЛЬНЫМИ МИРА СЕГО

ПАВЕЛ ПЕРЕД ПРАВИТЕЛЕМ ФЕЛИКСОМ
Воины, посланные Лисием из Иерусалима, привели Апостола Павла в Кесарию. Там они отдали сопроводительное письмо правителю Феликсу и представили ему и Павла. Феликс, прочитав письмо, спросил, из какой он области; узнав, что из Киликии, сказал: я выслушаю тебя, когда явятся твои обвинители. И повелел ему быть под стражею в претории (резиденции) Ирода. 
Через пять дней из Иерусалима пришел первосвященник Анания со старейшинами и с некоторым оратором Тертуллом, которые жаловались Феликсу на Павла. Когда же тот был призван, то Тертулл начал обвинять его, говоря:
Всегда и везде со всякою благодарностью признаем мы, что тебе, достопочтенный Феликс, обязаны мы многим миром, и твоему попечению благоустроением этого народа. Но, чтобы много не утруждать тебя, прошу тебя выслушать нас кратко, со свойственным тебе снисхождением. Найдя этого человека язвою общества, возбудителем мятежа между иудеями, живущими по вселенной, а также представителем Назорейской ереси, который отважился даже осквернить храм, мы взяли его и хотели судить его по нашему закону. Но тысяченачальник Лисий, придя, с великим насилием взял его из наших рук и послал к тебе, повелев и нам, обвинителям его, идти к тебе. Ты можешь сам, разобрав, узнать от него о всем том, в чем мы обвиняем его.
И Иудеи, бывшие там подтвердили, сказав, что это так. 
Павел же, когда правитель дал ему знак говорить, отвечал:
Зная, что ты многие годы справедливо судишь этот народ, я тем свободнее буду защищать мое дело. Ты можешь узнать, что не более двенадцати дней тому назад, как я пришел в Иерусалим для поклонения. И ни в святилище, ни в синагогах, ни по городу они не находили меня с кем-либо спорящим или производящим народное возмущение. Они не могут доказать того, в чем теперь обвиняют меня. Но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют ересью, я действительно служу Богу отцов моих, веруя всему, написанному в законе Моисея и пророках, имея надежду на Бога, что будет воскресение мертвых, праведных и неправедных, чего и сами они ожидают. Потому и сам стараюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми. После многих лет я пришел, чтобы доставить милостыню и приношения моему народу. При этом Иудеи нашли меня, очистившегося в храме не в окружении народа и не с шумом. Это были некоторые Асийские Иудеи, которым надлежало было предстать перед тобой и обвинять меня, если что-либо имеют против меня. Или пусть эти, которые ныне здесь, скажут, какую нашли они во мне неправду, когда я стоял перед синедрионом; разве только то одно слово, которое громко произнес я, стоя между ними, что за учение о воскресении мертвых я ныне судим ими. 
Выслушав всех, Феликс отсрочил дело, сказав: Рассмотрю ваше дело, когда придет тысяченачальник Лисий, и я обстоятельно узнаю об этом учении.
Павла он приказал стеречь сотнику, но велел не стеснять его и не запрещать никому из его близких ухаживать за ним или приходить к нему. 
Через несколько дней Феликс, придя с Друзиллою, женою своею, Иудеянкою, призвал Павла и слушал его о вере во Христа Иисуса. И как он говорил о правде, о воздержании и о будущем суде, то Феликс пришел в страх и отвечал: теперь пойди, а когда найду время, позову тебя.
Притом же он надеялся, что Павел даст ему денег, чтобы отпустил его, потому часто призывал его и беседовал с ним. Но по прошествии двух лет на место Феликса поступил Порций Фест. Желая доставить удовольствие Иудеям, Феликс оставил Павла в узах. 
(по книге Деяния св. Апостолов 23:33-35, 24:1-27, пересказ)

ПАВЕЛ ПЕРЕД ПРАВИТЕЛЕМ ФЕСТОМ
Правитель Фест, прибыв в область, чтобы принять правление, через три дня решил отправиться из Кесарии в Иерусалим. Там первосвященник и знатнейшие из Иудеев явились к нему с жалобою на Павла, прося, чтобы он сделал милость, вызвал его в Иерусалим, злоумышляя убить его по дороге. Но Фест отвечал, что Павел содержится в Кесарии под стражею и что он сам скоро отправится туда. Итак, сказал он, которые из вас могут, пусть пойдут со мною, и если есть в чем обвинять этого человека, пусть обвиняют его. 
Пробыв же у них не больше восьми или десяти дней, Фест возвратился в Кесарию, и на другой день, сев на судейское место, повелел привести Павла. Когда он явился, пришедшие из Иерусалима Иудеи стали кругом и принялись возлагать на Павла многие тяжкие обвинения, которые не могли доказать. 
Павел же в оправдание свое сказал:
Я не сделал никакого преступления ни против закона Иудейского, ни против храма, ни против кесаря.
Фест, желая сделать угождение Иудеям, сказал в ответ Павлу: Хочешь ли идти в Иерусалим, чтобы я там судил тебя в этом? Павел сказал: Я стою перед судом кесаревым, где мне и следует быть судимым. Иудеев я ничем не обидел, как и ты хорошо знаешь. Ибо, если я неправ и сделал что-нибудь, достойное смерти, то не отрекаюсь умереть; а если ничего такого за мной нет, в чем они обвиняют меня, то никто не может выдать меня им. Требую кесарева (царского) суда.
Тогда Фест, поговорив с советом, отвечал: Ты потребовал суда кесарева, к кесарю и отправишься. 
(по книге Деяния св. Апостолов 25:1-12, пересказ)

ПАВЕЛ ПЕРЕД ЦАРЕМ АГРИППОЙ
Через несколько дней после беседы Павла с правителем Фестом, царь Агриппа и Вереника прибыли в Кесарию поздравить Феста. Они провели там много дней, и потому Фест предложил царю дело Павла, говоря: здесь есть человек, оставленный Феликсом в узах, на которого, в бытность мою в Иерусалиме, с жалобою явились первосвященники и старейшины Иудейские, требуя осуждения его. Я отвечал им, что у Римлян нет обыкновения выдавать человека на смерть, прежде, нежели обвиняемый будет иметь обвинителей налицо и получит свободу защищаться против обвинения. Когда же они пришли сюда, то без всякого отлагательства на другой же день я сел на судейское место и повелел привести того человека. Обступив его, обвинители не представили ни одного из обвинений, какие я предполагал; но они имели некоторые споры с ним об их богопочитании и о каком-то Иисусе умершем, о Котором Павел утверждал, что Он жив. Затрудняясь в решении этого вопроса, я спросил, хочет ли он идти в Иерусалим и там быть судимым в этом? Но Павел потребовал, чтобы его дело было оставлено на рассмотрение кесаря Августа, потому, я велел содержать его под стражею до тех пор, как пошлю его к кесарю.
Агриппа же сказал Фесту: хотел бы и я послушать этого человека. Фест отвечал: Завтра же услышишь его. 
На другой день, когда Агриппа и Вереника пришли с великою пышностью и вошли в судебную палату с тысяченачальниками и знатнейшими гражданами, по приказанию Феста приведен был Павел. 
Фест сказал:
Царь Агриппа и все присутствующие с нами мужи! вы видите того, против которого все множество Иудеев приступали ко мне в Иерусалиме, крича, что ему не должно более жить. Но я рассудил, что он не сделал ничего, достойного смерти; и как он сам потребовал суда у Августа, то я решился послать его к нему. Я не имею ничего верного написать о нем государю; потому привел его перед вами, и особенно перед тобой, царь Агриппа, чтобы, после рассмотрения этого дела вами, было мне что написать. Ибо, мне кажется, неразумно послать узника и не представить обвинений на него. 
Царь Агриппа сказал Павлу: Позволяется тебе говорить за себя.
Тогда Павел, простерши руку, стал говорить в свою защиту:
Царь Агриппа! почитаю себя счастливым, что сегодня могу защищаться перед тобою во всем, в чем обвиняют меня Иудеи, тем более, что ты знаешь все обычаи и спорные мнения Иудеев. Потому прошу тебя выслушать меня великодушно. Жизнь мою от юности моей, которую сначала проводил я среди народа моего в Иерусалиме, знают все Иудеи; они издавна знают обо мне, и что я жил фарисеем по строжайшему в нашем вероисповедании учению. И ныне я стою перед судом за надежду на обетование, данное от Бога нашим отцам, которого исполнение надеются увидеть наши двенадцать колен, усердно служа Богу день и ночь. За эту-то надежду, царь Агриппа, обвиняют меня Иудеи. Что же? Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых? Правда, и я думал, что мне должно много действовать против имени Иисуса Назорея. Это я и делал в Иерусалиме, получив власть от первосвященников. Я многих святых заключал в темницы, и, когда убивали их, подавал на то голос. По всем синагогам я многократно мучил их и принуждал хулить Иисуса и, в чрезмерной против христиан ярости, преследовал их даже в чужих городах. Для этой цели я шел в Дамаск со властью и поручением от первосвященников. 
Среди дня на дороге я увидел, государь, с неба свет, превосходящий солнечное сияние, осиявший меня и, шедших со мною. Все мы упали на землю, и я услышал голос, говоривший мне на еврейском языке: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? трудно тебе идти против рожна? Я сказал: кто Ты, Господи? Он сказал:
Я Иисус, Которого ты гонишь. Но встань и стань на ноги твои; ибо Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе. Я избавлю тебя от народа Иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя, открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, и верою в Меня получили прощение грехов и благословение с освященными. Поэтому, царь Агриппа, я не воспротивился небесному видению, но вначале жителям Дамаска и Иерусалима, потом всей земле Иудейской и язычникам проповедовал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния. За это схватили меня Иудеи в храме и покушались растерзать. Но, получив помощь от Бога, я до сего дня стою и свидетельствую малому и великому об Иисусе. Я ничего не говорю, кроме того, о чем пророки и Моисей говорили, то есть, что Христос должен был пострадать и, восстав первым из мертвых, просветить Иудейский народ и язычников. 
Когда он так защищался, Фест громким голосом сказал: безумствуешь ты, Павел! большая ученость доводит тебя до сумасшествия. 
Павел ответил:
Нет, достопочтенный Фест, я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла. Ибо знает об этом царь, перед которым ныне говорю смело. Я отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из этого скрыто; ибо это не в углу происходило. Веришь ли, царь Агриппа, пророкам? Знаю, что веришь. 
Агриппа сказал Павлу: ты немного не убеждаешь меня сделаться Христианином. 
Павел сказал: молил бы я Бога, чтобы не только ты, но и все слушающие меня сегодня, сделались такими, как я, кроме этих уз. 
Когда он сказал это, царь Агриппа, правитель Фест, Вереника и сидевшие с ними встали; отойдя в сторону, они говорили между собою, что этот человек ничего, достойного смерти или уз, не делает. 
И сказал Агриппа Фесту: можно было бы освободить этого человека, если бы он не потребовал суда у кесаря.
Потому и решился правитель послать Павла к кесарю Августу. 
(по книге Деяния св. Апостолов 25:13-27, 26:1-32, пересказ)
Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments