Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

О ЗВЕРЯТАХ

Приняли за старшего:


Рассказывает стишок:


Прожженный:


Дружба ценнее вкусной еды:


"За все благодарю..."


Близняшки:


"И враг бежит..."


Встреча двух миров:


И кто должен воды бояться?:


Нет, не достать...
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

ЧЮРЛЁНИС

Литовский композитор и художник Микалоюс Константинас Чюрленис (1875 – 1911), оставивший ярчайший след в литовской культуре, также является уникальным творцом в истории европейского искусства.

Творческий путь Чюрлениса-композитора, продолжавшийся всего десять лет, принес бесценные плоды: автор создал около четырех сот музыкальных произведений, среди которых две крупные симфонические поэмы, увертюра, кантата для хора и оркестра, две сонаты и несколько циклов вариаций для фортепиано, струнного квартета, произведения для хора. В то же время, лишь за шесть лет активной творческой деятельности, Чюрленис-художник написал свыше трех сотен картин, создал немало работ графики, а кроме того писал произведения литературы и поэзии, проявлял себя в публицистике, экпериментировал в сфере художественной фотографии.

Это некоторые картины Чюрлениса, которые мне понравились и, которые я сфотографировал в музее его в Каунасе:











ДОБРЫЙ ПАСТУХ

Иисус учил:
Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит в овечий загон, но перелазит через ограду, тот вор и разбойник; а входящий дверью, есть пастух овцам. 
Ему отворяет сторож, и овцы слушаются голоса его, он зовет своих овец по имени и выводит их. 
Когда выведет своих овец, идет перед ними; и овцы за ним идут, потому что знают его голос. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса.
Я - добрый пастух; добрый пастух полагает жизнь свою за овец. 
А наемник, которому овцы не свои, видит приходящего волка, оставляет овец и бежит; волк расхищает и разгоняет их. Наемник бежит, потому что наемник, и не заботится об овцах. 
Я добрый пастух; и Я знаю Моих, и Мои знают Меня. 
Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. 
Есть у Меня и другие овцы, которые не этого двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой; тогда будет одно стадо и один Пастух. 
Эту притчу сказал им Иисус; но они не поняли, что такое Он говорил им. 
(на основе Иоанн. 10 гл.)

Следует отметить, что в этих словах люди не сравниваются с овцами, а Иисус с пастухом. Это притча.

ЭШАФОТ ДЛЯ ФРИДЫ

Эрих Мария Ремарк не был евреем. Но его антивоенные романы сильно бесили Гитлера. В итоге нацисты объявили Ремарка «французским евреем Крамером», схватили его сестру и отрубили ей голову.



Ненависть фашистов к Ремарку родилась в 1929 году – тогда вышел его антивоенный роман «На Западном фронте без перемен», признанный одной из лучших книг о Первой мировой войне. Ремарк, призванный в армию со школьной скамьи, прочувствовал и описал войну без героического пафоса, зато с болью и страданиями.

Там были не только бои и сражения, но и загубленные жизни, искалеченные судьбы, внутренние переживания, падение веры и идеалов.

«Вернулось с войны не более половины ушедших, – вспоминал Ремарк. – Те, кто выжил, по сей день не пришли в себя. Я тоже ­­– живой покойник». Похожие слова автор вынес и в предисловие романа: «Эта книга не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал её жертвой, даже если спасся от снарядов». Фашистами подобные откровения воспринимались как слабость, ведущая к пораженческим настроениям – а на них настоящий ариец не имеет права. Ремарк был провозглашен предателем родины.

Эрих Пауль Ремарк родился в немецком Оснабрюке в семье владельца небольшой переплетной мастерской. С детства Ремарк был увлечен живописью и музыкой, играл на пианино и органе. Всерьез задумываясь о музыкальной карьере и без устали оттачивая мастерство, к 17 годам он уже сам давал частные уроки музыки. Незадолго до начала Первой мировой войны Ремарк успешно сдал экзамены в королевскую семинарию Оснабрюка, но уже через год его призвали в армию.

Полученные в боях ранения, одно их которых сильно повредило руку, прервали его музыкальную карьеру. В госпитале он узнал, что умерла его мать Анна-Мария – в честь нее Ремарк позже и сменил свое имя с Эрих Пауля, на Эрих Мария Ремарк. Впрочем, Ремарк, вернувшийся с войны и награжденный Железным крестом первой степени, и без того был уже совершенно другим человеком – убежденным пацифистом.

Несколько лет Ремарк искал себя во всевозможных сферах – был бухгалтером, давал уроки игры на пианино, торговал, работал в бюро по производству могильных памятников, сидел без работы и жил в цыганском таборе. Позже он написал об этом в «Черном обелиске». Первое же его произведение – «Приют грез» – было опубликовано в 1920 году. Однако серьезно заняться писательской деятельностью Ремарк решил только в 1926-м, когда опубликованные им романы «Женщина с золотыми глазами» и «Из юношеских времен» неожиданно для него самого были тепло встречены читателями, да еще и сопровождались похвалой критиков.

Следующий роман – «На Западном фронте без перемен» – и вовсе принес Ремарку ошеломляющий успех. Книга, написанная всего за шесть недель, только за первый год разошлась в Германии тиражом в полтора миллиона экземпляров. И это при том, что долгое время Ремарк обивал пороги издательств, получая лишь отказы – ввиду «неактуальности темы». Даже то издательство, которое взялось за печать романа, мало надеялось на успех и сразу же оговорило в договоре сумму возмещения ущерба: Ремарк должен был отработать ее как журналист в случае, если затраты на книгу не оправдались бы.

Едва отрывки романа стали выходить в газете издателя, ее тираж тут же увеличился в несколько раз, а число предварительных заказов на книгу уже в первую неделю составляло более 30 тысяч. Вышедшая в продажу 29 января 1929 года, книга стала самой продаваемой в Германии за всю историю. Переведенная на 26 языков, она тут же стала бестселлером. Вслед за этим американская кинокомпания Universal Pictures купила у Ремарка права на экранизацию. Одноименный фильм, производство которого закончили уже весной 1930 года, после премьеры в США привезли показывать в Берлин.

Тем временем на Ремарка не прекращались нападки со стороны членов НСДАП. Антивоенная направленность романа, повествующего о бессмысленности и бесчеловечности войны, совсем не вписывалась в пропагандируемые фашистами идеи. Набиравший силу Гитлер объявил писателя французским евреем Крамером и поручил будущему министру пропаганды Третьего рейха Йозефу Геббельсу сорвать показ фильма.

К вечеру 5 декабря 1930 года к кинотеатру, где была намечена премьера фильма, прибыло порядка 200 штурмовиков. Они выкрикивали антисемитские лозунги и нападали на зрителей, имевших, на их взгляд, еврейскую внешность. Вскоре в окружении нескольких нацистских депутатов появился и Геббельс, вошедший в зал. Вслед за ним на балкон зала, где демонстрировался фильм, прошли и все штурмовики, заранее обеспеченные билетами. Едва на экране появились первые кадры, в зрителей с балкона полетели дымовые шашки. Все выбежали из зала, показ был сорван.

Торжествующая толпа коричневорубашечников, продолжая выкрикивать антиеврейские лозунги, победоносно вышла из кинотеатра. Так продолжалось пять вечеров подряд. Геббельс писал в своем дневнике: «Вечером в кино. Уже через 10 минут начинается сумасшедший дом. Полиция бессильна. Разъяренные толпы накидываются на евреев… Снаружи атакуют кассы. Звенят оконные стекла. Тысячи людей наслаждаются этим спектаклем. Демонстрация фильма отменена и следующая тоже. Мы выиграли».

Впрочем, полиция все-таки запретила в связи с этим любые демонстрации нацистов в Берлине. Но президент страны Пауль фон Гинденбург, тем не менее, официально запретил к показу фильм, «оскорбляющий чувства ветеранов войны». «За низкое эстетическое качество» – гласил окончательный вердикт комитета цензуры при министерстве иностранных дел Германии. Нацисты праздновали очередную из своих побед.

После прихода Гитлера к власти книги Ремарка были сожжены одними из первых. «В 1933 году я был символически сожжен вместе со всеми моими книгами», – вспоминал Ремарк. В 1938 году на немецком языке вышел очередной роман Ремарка «Три товарища». В том же году Эриха Марию Ремарка лишили германского гражданства. Решение показательного суда гласило: «При поддержке еврейской прессы он самыми мерзкими средствами оскорблял память павших на мировой войне, и уже поэтому должен быть исключен из германского народного сообщества». В 40-м Ремарк, до того живший в Швейцарии, переехал в США.

Не в силах добраться до писателя, фашисты решили отыграться на его родственниках. В 1943-м гестапо – за «возмутительно лживую пропаганду в пользу врага» и «подрыв обороноспособности страны» – арестовало его младшую сестру Эльфриду Шольц, оставшуюся в Германии. Председатель так называемого народного трибунала обратился к Эльфриде со словами: «Ваш брат ускользнул от нас. Но вы от нас никуда не денетесь». И приговорил ее к казни на гильотине.

Ее прощальное письмо старшей сестре было написано 4 декабря 1943 года: «Я в Плётцензее. И сегодня пополудни, в час, меня больше не будет». О ее гибели Ремарк узнал уже после окончания войны, посвятив Эльфриде роман «Искра жизни», опубликованный в 1952 году. В том же году он впервые после отъезда и последний раз в своей жизни побывал в Германии. Главной целью той поездки Ремарка в Берлин было посещение тюрьмы Плётцензее, где нацисты отрубили голову его сестре. В честь его приезда в Западном Берлине состоялся показ фильма «На Западном фронте без перемен», с которого и начиналась вся эта история.

Алексей Викторов: https://jewish.ru/ru/people/culture/188617/

Все эти события весьма напоминают те националистические шествия, которые происходят на Украине: непримиримость, дымовые шашки, разгромы. Очевидно, что это движение взращивают с целью направить на Россию. Посмотрите, с каким усердием стараются нейтрализовать Россию, чтобы дать этому движению благоприятный рост. Очевидно, что власть Украины работает под диктовку этих людей.
Возможен переломный момент, когда Россию спровоцируют на жесткие действия для защиты своих национальных интересов, что приведет к переломно негативному отношению общественного сознания Украины по отношению к России и, соответственно, расцвету агрессивного по отношению к России национализма. Уже в следующем поколении это может быть реализовано.
Есть такое изречение: "беременность не рассосется", так и с националистическим движением на Украине на это надежды мало.

Человек который смотрит на мир духовным взглядом понимает, что за этим явлением стоит разрушительная сверхъестественная сила.
Но, кто считает, что Россия уже достаточно претерпела за свою историю, кто понимает, что "хватит", пусть обратится за помощью к той силе, которая способно покорить себе все: к Божьей Силе.
Не будем беспечными: "не рассосется" само. Будем просить Бога и за свою жизнь и судьбу; за близких своих; за страну и власти страны, чтобы проводить нам жизнь "тихую и безмятежную".

ЖИЗНЬ ПРЕВРАТИЛ В ЦВЕТЫ

Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.

Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов.

Она вообще не воспринимала ни одного его слова, — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один.

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а нам — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму - Одну или вдвоем с Парижем!»

Ей остались цветы. Или вернее — Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем. Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента — и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского». Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы. Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все, живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.

Она уже не понимала, как будет жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в цветах. Но в распоряжении, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова о его смерти. И на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: «От Маяковского».

Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось. Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли. В годы Второй Мировой, в оккупировавшем немцами Париже она выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если каждый цветок был словом «люблю», то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти. Потом союзные войска освободили Париж, потом, она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин — а букеты все несли. Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды — маленькой, но неотъемлемой. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили, улыбаясь улыбкой заговорщиков: «От Маяковского». Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей. Правда это или красивый вымысел, однажды, в конце семидесятых, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери, и всегда мечтал попасть в Париж.

Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными.

В этом уютном доме цветы были повсюду — как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны? Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд… — Пейте чай, — ответила Татьяна — пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?

И в этот момент в двери позвонили… Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос посыльного произнес: «От Маяковского».
https://vk.com/be.smart

ЗИМНИЙ ПУШКИН

Мои архивные фото в г. Пушкин, Петербург:

КАМЕРОНОВА ГАЛЛЕРЕЯ:
Задуманная императрицей Екатериной II для прогулок и философских бесед и осуществленная Ч. Камероном галерея расположена на склоне холма Екатерининского парка. Название «Камеронова галерея», это один из тех немногих случаев в истории архитектуры, когда имя автора связано с названием сооружения, возведенного по его проекту.

Она возведена рядом с дворцом, их разделяет всего лишь несколько метров, и хотя по своему облику, стилевому решению это совсем разные сооружения — яркое барокко и строгий классицизм, они не противостоят друг другу.


5

ПАВИЛЬОН "АРСЕНАЛ"
Павильон «Арсенал» находится в Александровском парке г. Больше семидесяти лет он находился в полуразрушенном состоянии. Ныне здесь размещена новая экспозиция «Царскосельский Арсенал. Императорская коллекция оружия», созданная совместно с Государственным Эрмитажем.

Предмет особой гордости — собрание восточного оружия российских императоров из фондов ГМЗ (гос. музей - заповедник) «Царское Село». Как и прежде, экспозиционным центром стал восьмиугольный зал на втором этаже — Зал рыцарей.


6

РАТНАЯ ПАЛАТА
Комплес зданий Ратной палаты находится в Фермском парке г. Пушкин, СПб; спроектирован и построен по распоряжению Императора Николая II для размещения военной коллекции Елены Андреевны Третьяковой.
Ныне здесь разместился музей Первой мировой войны.


IMG_4819 — копия1 1

ЧИСТОТА РЕЧИ

Устами лицемер губит ближнего своего, но праведники прозорливостью спасаются. (Притчи 11:9)

Скудоумный высказывает презрение к ближнему своему; но разумный человек молчит. (Притчи 11:12)

Речи нечестивых — засада для пролития крови, уста же праведных спасают их. (Притчи 12:6)

Нечестивый уловляется грехами уст своих; но праведник выйдет из беды. (Притчи 12:13)

У глупого тотчас же выявится гнев его, а благоразумный скрывает оскорбление. (Притчи 12:16)

Иной пустослов уязвляет как мечом, а язык мудрых — врачует (Притчи 12:18)

Мерзость пред Господом — уста лживые, а говорящие истину благоугодны Ему. (Притчи 12:22)

Кто хранит уста свои, тот бережет душу свою; а кто широко раскрывает свой рот, тому беда. (Притчи 13:3)

Отойди от человека глупого, у которого ты не замечаешь разумных уст. (Притчи 14:7)

Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость. (Притчи 15:1)

Язык мудрых сообщает добрые знания, а уста глупых изрыгают глупость. (Притчи 15:2)

Кроткий язык — древо жизни, но необузданный — сокрушение духа (Притчи 15:4)

БЛАГОДАТЬ СМИРЕНИЯ

Придет гордость, придет и посрамление; но со смиренными — мудрость.

Непорочность прямодушных будет руководить их, а лукавство коварных погубит их.

Не поможет богатство в день гнева, правда же спасет от смерти.
(Притчи 11:2-4)

Не следует путать смирение и самоуничижение:
Жить смиренно - означает стать органичной частью Божьего мироздания, жить следуя Его законам, подчинит себя им. Жить уничижено означает жить под гнетом человеческого авторитета: