Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

КОРОЛЕВА ШУТИТ

Весь мир считает Елизавету II консервативной, что, в принципе, верно, но, как утверждают, королева обладает чувством юмора. В юности принцесса Елизавета отправилась на концерт, которым дирижировал знаменитый Томас Бичем. После завершения концерта, принцесса направилась к дирижеру, чтобы выразить свое восхищение. Похвалив работу мэтра, Елизавета спросила у Бичема, помнит ли он ее. На что дирижер, не узнавший ее, решил выйти из положения и сказал : "Конечно, помню! Кстати, как поживает ваш отец? Чем он сейчас занимается?" На что будущая королева ответила: " Спасибо, у папы все хорошо. Он по-прежнему король Англии".

На фото Елизавета II в 1947 г.

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

ХРАНИТЕЛЬ ДУШИ

К Тебе, Господи, взываю, ибо Ты источник жизни моей и хранитель души моей! Боже, говори к сердцу моему, ибо при безмолвии Твоем я не устою на жизненных путях и погрязну во зле.
Услыши, Боже, голос молений моих, когда я взываю к Тебе, когда возношусь душой к Тебе во Имя Иисуса Сына Твоего. Не погуби меня с возлюбившими нечестие, с теми, кто строит жизнь свою на лжи, которые, даже если говорят о мире, держат в сердце своем зло.
Воздай по делам, тем, кто укоренился в своем нечестии в злых намерениях, дабы не ослабели от искушений, стремящиеся к правде. Ты, Боже, воздаешь по делам рук каждому, отдаешь человеку заслуженное им.
Кто невнимателен к действиям Господа и к делу рук Его, того дела рук Он разрушит. Господь не вернет им благорасположения Своего, пока они не обратятся к Истине

Благословен Господь, ибо Он услышал голос молений моих.
Господь дает крепость моей душе и защищает меня; на Него я возложил надежду, и Он помог мне; потому возрадовалось сердце мое, и я прославлю Его песнью моею.
Господь укрепляет надеющихся на Него, Он спасительная защита для тех, кто живет по Слову Его.
Спаси, Боже, людей Твоих и благослови тех, кто ищет правды; веди их по жизни и возвышай их во веки!
(по Псалтирь 27:1-9, пересказ)

ЧЮРЛЕНИС

Литовский композитор и художник Микалоюс Константинас Чюрленис (1875 – 1911), оставивший ярчайший след в литовской культуре, также является уникальным творцом в истории европейского искусства.

Творческий путь Чюрлениса-композитора, продолжавшийся всего десять лет, принес бесценные плоды: автор создал около четырех сот музыкальных произведений, среди которых две крупные симфонические поэмы, увертюра, кантата для хора и оркестра, две сонаты и несколько циклов вариаций для фортепиано, струнного квартета, произведения для хора. В то же время, лишь за шесть лет активной творческой деятельности, Чюрленис-художник написал свыше трех сотен картин, создал немало работ графики, а кроме того писал произведения литературы и поэзии, проявлял себя в публицистике, экпериментировал в сфере художественной фотографии.

Это некоторые картины Чюрлениса, которые мне понравились и, которые я сфотографировал в его музее в Каунасе:











КОГДА АВТОРИТЕТ НЕ К МЕСТУ

Однажды балалаечнику Трояновскому удалось сфотографироваться со Львом Николаевичем Толстым.

Балалаечник был человек предприимчивый, он сделал с этой фотографии клише и выпустил афишу, на которой был изображен вместе с великим писателем. Его антрепренер - менеджер как-то предложил концерт балалаечника какому-то хозяйственнику и показал афишу.
Тот внимательно посмотрел и сказал: «Ну, этот с балалайкой будет играть, а что будет делать этот старик с бородой?» Антрепренер обиженно ответил: «Этот старик с бородой, если услышит ваши слова, в гробу перевернется». — «Понятно, — сказал хозяйственник, — это акробат. Не надо».

ДУЭТЫ





Не надо трогать мою собачку:


Шарик, ты бы помолчал:


Завидно стало:


Друзья:



ПОДНОЖКА

ЛАРИСА РУБАЛЬСКАЯ
***
Девятый класс, химичка – дура,
Мы все балдеем от Битлов,
И намекает мне фигура,
Что приближается любовь.
И я, поняв намек фигуры,
Коньки напильником точу
И в Парк культуры, в Парк культуры
На крыльях радости лечу.
Каток блестит, огнями залит,
Коньками чиркаю по льду,
А рядом одноклассник Алик
Снежинки ловит на лету.
И я, от счастья замирая,
Уже предчувствую роман.
В аллеях музыка играет,
Плывет сиреневый туман,
Рыдает громко репродуктор
Над голубою гладью льда
О том, как не спешит кондуктор,
Горит полночная звезда.
До счастья метр, еще немножко,
Ему навстречу я скольжу,
Но Алик ставит мне подножку,
И я у ног его лежу.
Как он был рад, что я упала,
Скривил лицо, меня дразня —
Ну, фигуристка ж ты, Рубала! —
И укатился от меня.
Прошло сто лет. На пляже жарком
Я проводила отпуск свой.
И про туман Владимир Маркин
Пел над моею головой.
Под песню вспоминая детство,
Я вдруг растрогалась до слез.
И тут в шезлонге по соседству:
– Рубала! – кто-то произнес. —
А ты совсем не изменилась! —
Был Алик рад от всей души. —
И если ты не загордилась,
Ты мне книжонку подпиши.
Мы оба были встрече рады,
Вошли в вечерний ресторан.
И пела девушка с эстрады
Там про сиреневый туман.
Мы были пьяными немножко,
Плыл ресторан в густом дыму.
Мы танцевали. И подножку
Я вдруг подставила ему.
Лежал он посредине зала
У ног моих, как я тогда.
– Ну, фигуристка ты, Рубала! —
Сказал и скрылся. Навсегда.
(с)

ЗЕМЛЯ ОТКРЫВАЕТ ТАЙНЫ

Через 70 лет после Великой Отечественной войны в глухом лесу под Вязьмой был найден вросший в землю танк.
Машину вскрыли, на месте механика-водителя обнаружили останки младшего лейтенанта-танкиста. В его планшетке лежали фотография любимой девушки и неотправленное письмо:

"Здравствуй, моя Варя!
Нет, не встретимся мы с тобой.
Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну.
Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри.
Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.
Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло.
Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.
Вот так из трех танкистов остался один.
В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови.
Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо.
Очень обидно, что мы не всё сделали. Но мы сделали всё, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам.
Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь.
Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям.
Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.
Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады.
Наступит другая жизнь, другие песни будут петь.
Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов.
У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить.
А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.

Твой Иван Колосов
25 октября 1941 г".

t/h Serq Nau



ПИАНИСТКА ВЕРА ЛОТАР

Дочь француза и испанки — преподавателей Парижского университета Сорбонна, Вера Лотар училась в Париже у Альфреда Корто, затем в Венской академии музыки. В 12 лет дебютировала с оркестром под руководством великого Артуро Тосканини.

Будучи уже известной пианисткой, дававшей сольные концерты во многих странах мира, вышла замуж за советского инженера Владимира Шевченко и в 1938 году приехала с ним в СССР.. Вскоре Владимир Шевченко был арестован. Вера кинулась в НКВД и стала кричать, путая русские слова и французские, что муж ее — замечательный честный человек, патриот, а если они этого не понимают, то они — дураки, идиоты, фашисты и берите тогда и меня… Они и взяли. И будет Вера Лотар-Шевченко тринадцать лет валить лес. Узнает о смерти мужа в лагере и двух детей в блокадном Ленинграде.

Освободилась в Нижнем Тагиле. И прямо с вокзала в драной лагерной телогрейке из последних сил бежала поздним вечером в музыкальную школу, дико стучала в двери, умоляя о «разрешении подойти к роялю»… чтобы… чтобы «играть концерт»…
Ей разрешили. У закрытой двери, не смея зайти, рыдали навзрыд педагоги. Было же понятно, откуда она прибежала в драной телогрейке. Играла почти всю ночь. И заснула за инструментом. Потом, смеясь, рассказывала: «А проснулась я уже преподавателем той школы». Последние шестнадцать лет своей жизни Вера Лотар-Шевченко жила в Академгородке под Новосибирском.

Она не просто восстановится после лагеря как музыкант, но и начнет активную гастрольную деятельность. На ее концерты билеты в первый ряд не продавали. Места здесь предназначались для тех, с кем разделила она страшные лагерные годы. Пришел — значит, жив.
Пальцы у Веры Августовны до конца жизни были красные, корявые, узловатые, гнутые, изуродованные артритом. И еще — неправильно сросшиеся после того, как их на допросах переломал («не спеша, смакуя каждый удар, рукоятью пистолета») старший следователь, капитан Алтухов. Фамилию эту она помнила потом всю жизнь и никогда его не простила...

Вера Лотар-Шевченко скончалась в 1982 году в Новосибирском Академгородке. На её могиле выбита её собственная фраза: «Жизнь, в которой есть Бах, благословенна.»

По материалам Зои Ерошик

УСПЕХ ТВЕРДОЙ ВЕРЫ

Твердо уповал я на Господа, и Он приклонился ко мне и услышал вопль мой; извлек меня из страшного рва, из тинистого болота, и поставил на камне ноги мои и утвердил стопы мои; и вложил в уста мои новую песнь — хвалу Богу нашему.
(Псалтирь 39:2-4)


IMG_6666 — копия (3) — копия2